За гранью закона

Душераздирающая история 

семилетней борьбы  матери за жизнь родного сына

Семь лет идет борьба между жизнью и смертью у 27 летнего гражданина Киргизии Кудратилло Абдурахманова. Семь лет его  мать находится в состоянии «скорой помощи», ежедневно возвращая его к жизни. Есть Закон и есть жизнь. В редких случаях жизненные обстоятельства невозможно уложить в рамки действующих законодательств. Такие обстоятельства сложились и у героини моего рассказа.

Став очевидцем истории многодетной семьи Замиры Ахматжановой, невольно задумываешься, какова цена нашей жизни в этом мире? Существует ли физическая единица измерения, определяющая силу материнской любви? Сильным женщинам бог дает сыновей. У Замиры их четверо. У этой истории еще нет счастливого конца, но мы к этому стремимся всем миром.

Волна мировой Глобализации и эхо развала Союза Советских Социалистических Республик еще долго будет отражаться на судьбах простых людей. На чашу весов брошены материальные и духовные ценности. В то время, когда в одном конце бывшего СССР в мусорных баках находят живого младенца, в другом его конце женщина благодарит Всевышнего за очередного сына. И в том и в другом случае женщина оказывается жертвой тех социальных и нравственных условий, в которые подвергла их Мировая цивилизация.

Замира Ахматжанова родилась в мусульманской семье узбека Махмуда и казанской татарки Рашиды. Со временем семья распалась и Замира оказалась предоставленной самой себе решать свою судьбу. В школе-интернате она получила среднее образование и свои первые уроки самостоятельной жизни. Женская судьба лишила ее мужской опоры в жизни. Отец и мать создали свои семьи, где Замира была чужой. Тогда она поняла, что будет просить у Аллаха опоры. Всевышний вознаградил ее за молитвы, подарив четверых сыновей. Муж Замиры, узбек по национальности, не разделил с ней радость рождения детей, вернул свою первую жену, а Замиру же всячески унижал и оскорблял. Терпеливая женщина вынуждена была становиться на ноги самостоятельно.

Шестнадцать лет, воспитывая одна своих сыновей, отдавала им всю свою материнскую любовь, которой была обделена сама в жизни. Она трудилась не покладая рук, дети помогали ей во всем, любили её и слушались. Живя в арендованном доме, постепенно она накопила денег, купила участок для постройки своего дома, машину для ведения бизнеса, завела небольшое хозяйство, которое помогало строить свой небольшой бизнес.

Где и в каком месте она могла разгневать Всевышнего, она не может вспомнить. Ведь всегда поступала так, как написано в священном Коране. Беда заходит в дом нагло и без предупреждения. Именно в тот момент, когда уже вот-вот встали на ноги и пора думать о будущем подросших детей, Киргизская власть распорядилась по — своему.

Гордая и независимая мусульманка Замира, уходя от мужа, не стала подавать на алименты, пожалела его и больную свекровь, день и ночь работая, не просила помощи у государства как одинокая многодетная мама, потому что не было времени бегать с бумажками по инстанциям. Полагалась всегда на свои хрупкие плечи и на Аллаха.

Кудратилло, первенец, вырос красивым и сильным юношей. Занимался в спортзале, готовил себя стать защитником семьи и опорой для матери.

Но у государства свои законы и сила их в нужных справках, а не в человеческом факторе. Всего два часа дали Замире, чтобы она предоставила такую справку, чтобы доказать силе закона правдивость ее семейных обстоятельств. Не сошлись звезды. Обстоятельства оказались против них, она не смогла доставить справку.

 Весенним призывом в мае 2013 года Абдурахманов Кудратилло Азамович, 11.08.1993 года рождения, военным комиссариатом города Ош был направлен на обязательную воинскую службу в десантные войска. Военное учреждение (ОЦПВК) располагалось под Бишкеком в  поселке Кой-Таш.  

Сердце матери не находило покоя. Оно чувствовало что-то недоброе. Женское сердце невозможно обмануть. Через месяц после проводов в Армию, раздавшийся телефонный звонок разбудил её тревоги. В другом конце провода спросили: «У вашего сына есть аллергия на антибиотики?». Откуда ей знать? Да он не болел никогда! Она строго следила за здоровьем своих сыновей и не допускала до сложного болезненного состояния. Ведь не зря же определили его в десантные войска.

И тут она вспомнила, как сын старался прятать свои глаза, под которыми красовались синяки, когда она приезжала к нему на принятие присяги. Она немедленно, не успев предупредить даже детей, вылетела в Бишкек. Сына нашла в Республиканской больнице. Синяки от побоев покрывали его тело. Но в истории болезни никто об этом не указал. Всего два месяца прошло как веселый, мускулистый ее сын красавец превратился в инвалида первой группы.

Теперь её жизнь как — будто покатилась назад, свернула с пути её мечт и грёз. Появились новые заботы, а мечты стали затухать. Началась ежедневная борьба за жизнь старшего кормильца. Откуда ей было знать, что причиной её бед станет национальная принадлежность. Сын узбека и татарки преследовался бойцами киргизами. Еще кипела кровь у них после событий 2010 года. Неизвестно какое зло могли причинить прапорщику киргизу узбеки. Никто теперь не может сказать, чья была инициатива или молчаливое указание вымещать национальную злобу на молодом парнишке. Кирзовые сапоги сделали свое дело. Почки у парня потеряли жизнедеятельность.

Все закрутилось и завертелось у Замиры теперь вокруг болезни сына. С 2013 года на лечение сына уходили баснословные деньги. Компенсационная выплата Минобороны Киргизии, распродажа всего нажитого имущества, кредиты, деньги в долг под проценты. В Киргизии пенсия инвалида первой группы 2000 рублей в месяц, на лекарство ежедневно необходимо 10800 рублей. За 4 года у семьи образовались долги, выплатить которые не предоставлялось возможным.

Поиск необходимых средств для лечения сына заставляли обращаться женщину в разные инстанции: религиозные организации, благотворительные фонды. Здесь надо отметить, что чаша весов у некоторых людей перевешивала на сторону  материального. Создав пиар для себя, собрав кучу документов, представители фондов исчезали навсегда, не оказав никакой помощи. А гражданское милосердие оказывалось в руках у недобросовестных казначеев.

Начались судебные иски. Замиру обвиняют в мошенничестве. Первый суд принял решение дать отсрочку на возврат кредитов в банк по достижению младшего сына совершеннолетнего возраста. Следом второй суд по исковым заявлениям кредиторов. Суд берет её под стражу. За месяц пребывания в СИЗО у сына ухудшается здоровье. Решением суда Замиру отправляют в колонию поселения. Там она сумела договориться так, чтобы оплачивать ежемесячно взнос в размере 2000 руб. и продолжать лечение сына. За вторым судом приходит повестка на следующий суд. Здесь она понимает, что ей не миновать лишения свободы. А что будет с сыном? Ведь вся борьба за его жизнь и здоровье потеряет смысл. Все, ради чего она боролась, вдруг станет бессмысленным и еще она может совсем потерять сына.

Врачи выносят вердикт о необходимости замены одной почки. Донором соглашается быть второй сын Сурач, у которого к тому времени уже есть семья  и двое детей. Сама Замира не могла стать донором для сына по состоянию своего здоровья. Решение принимается быстро. Они уезжают в Казань.

Другая республика. Содержание в больнице и операция в один миллион семьдесят тысяч. Помогает милосердие людей, фонд Муслима Магомаева перечисляет 700 тысяч рублей, крупную сумму выделяют религиозные организации Москвы. Операция проходит успешно.

У Замиры подходит срок законного пересечения границы, надо снова вернуться в Киргизию. А там её ждет решение суда и тюрьма.

История, казалось бы, неправдоподобная. Люди разделились в своем отношении к благотворительности. Отчаяние охватывает Замиру все сильнее.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Как оплатить образовавшиеся долги бедной женщине? Сколько еще проживет сын? Волнения не проходят даром, у Кудратилло началось отторжение приемной почки. У Замиры все чаще поднимается давление. И Замира не теряет надежды, обращается к людям, собрав последние капли своей надежды на помощь в этом мрачном светлом будущем.

И все-таки, почему случилось так, что эта семья оказалась в таком плачевном положении? Нужно ли искать здесь виноватых? Люди помогали как могли, помогали и депутаты.

А где тот, который надев  сапоги, понял свою силу и могущество, как он живет? Есть ли у него дети? И как бы он посмотрел в глаза матери, чьего сына он испинал до состояния пожизненной инвалидности. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *